Дело № 2-2587/2019

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

04 октября 2019 года

Свердловский районный суд города Костромы в составе

председательствующего судьи Ивковой А.В.,

при секретаре Метельковой Ю.В.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по исковому заявлению Соколова ФИО10 к ООО «ИДС Боржоми» о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

установил:

Истец обратился в суд с настоящим иском, указав в обоснование что 21.08.2017 года принят на должность регионального менеджера по продажам в отдел региональных продаж Верхняя Волга на основании трудового договора  Между ним и работодателем 30.11.2017 года подписано дополнительное соглашение, согласно условиям которого истец переводится на должность регионального менеджера по развитию продаж в канале современная торговля в отдел развития региональных продаж в канале современная торговля Верхняя Волга с 01.12.2017 года. 30.07.2018 года работодателем истцу предложено уволиться «по собственному желанию». В ответ на отказ, было сообщено, что работодатель вынужден «включить административный ресурс» для увольнения его по дискредитирующим основаниям. Мотивом предложения увольнения «по собственному желанию» послужило изменение организационной структуры работодателя, в которой истцу не находилось места. 16.10.2018 года на основании приказа -К истец привлечен к дисциплинарной ответственности за нарушение трудовой дисциплины в виде выговора. Данное дисциплинарное взыскание обжаловано в судебном порядке. 08.04.2019 года вновь привлечён к дисциплинарной ответственности за опоздание в командировке, к нему применено наказание в виде увольнения с 09.04.2019 года. Считает, что данное дисциплинарное взыскание применено с существенным нарушением норм материального и процессуального права, является незаконным и необоснованным, как и само увольнение, так как нарушений трудовой дисциплины истец не совершал, а в момент увольнения находился на листе нетрудоспособсности, о чём работодатель был своевременно поставлен в известность. Трудовое законодательство однозначно трактует, что увольнение работника, находящегося на больничном листе, по инициативе работодателя является незаконным. Факт нахождения на больничном истец не скрывал, ещё до подписания документов на увольнение, поставил представителей ООО «ИДС Боржоми» в известность о том, что находится на больничном, предъявил лист нетрудоспособности, но представители работодателя полностью проигнорировали требования трудового законодательства и представили на подписание документы на увольнение, фактически оказав психологическое давление, заставили подписать документы. Указанные действия ответчика стали причиной нравственных и моральных переживаний истца, у него пропал нормальный сон, он находится в тревожном состоянии, в связи с чем считает, что ему причинен моральный вред. Просит суд признать незаконными приказ о применении дисциплинарного взыскания и приказ о прекращении трудового договора. Взыскать с ответчика сумму среднего заработка за время вынужденного прогула с 09.04.2019 года до момента вынесения решения судом, компенсацию за причиненный моральный вред в размере 100 000 рублей.

В судебном заседании истец Соколов А.А., представитель истца Сыроегин А.В. исковые требования поддержали по доводам иска.

Представитель ответчика ООО «ИДС Боржоми» Лобанов Е.В. исковое заявление не признал, о чем представил в дело письменные возражения.

Выслушав лиц, участвующих в деле, заслушав заключение прокурора Михиной Д.А., полагавшей иск подлежащим оставлению без удовлетворения, суд приходит к следующим выводам.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу ст. 21 Трудового кодекса РФ работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка организации и трудовую дисциплину.

Согласно ст. 189 Трудового кодекса РФ дисциплина труда - обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с настоящим Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

В соответствии со ст. 192 Трудового кодекса РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: замечание; выговор; увольнение по соответствующим основаниям.

При наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Статьей 193 Трудового кодекса РФ, регламентирующей порядок применения дисциплинарных взысканий, предусмотрено, что до применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от работника объяснение в письменной форме. Если по истечении двух рабочих дней указанное объяснение работником не предоставлено, то составляется соответствующий акт. Непредставление работником объяснения не является препятствием для применения дисциплинарного взыскания. Дисциплинарное взыскание применяется не позднее одного месяца со дня обнаружения проступка, не считая времени болезни работника, пребывания его в отпуске, а также времени, необходимого на учет представительного органа работников. За каждый дисциплинарный проступок может быть применено только одно дисциплинарное взыскание. Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется работнику под роспись в течение трех рабочих дней со дня его издания, не считая времени отсутствия работника на работе. Если работник отказывается ознакомиться с указанным приказом (распоряжением) под роспись, то составляется соответствующий акт (части 1 - 6).

В силу п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ работник может быть уволен по инициативе работодателя за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Согласно п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя.

В силу п. 33 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 17 марта 2004 года, при разрешении споров лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено.

Согласно п. 34 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 17.03.2004 года, по делам о восстановлении на работе лиц, уволенных по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, на ответчике лежит обязанность представить доказательства, свидетельствующие о том, что: совершенное работником нарушение, явившееся поводом к увольнению, в действительности имело место и могло являться основанием для расторжения трудового договора; работодателем были соблюдены предусмотренные частями третьей и четвертой статьи 193 ТК РФ сроки для применения дисциплинарного взыскания.

В соответствии с п. 35 Постановления Пленума ВС РФ № 2 от 17.03.2004 года, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по пункту 5 части первой статьи 81 Кодекса, или об оспаривании дисциплинарного взыскания следует учитывать, что неисполнением работником без уважительных причин является неисполнение трудовых обязанностей или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей (нарушение требований законодательства, обязательств по трудовому договору, правил внутреннего трудового распорядка, должностных инструкций, положений, приказов работодателя, технических правил и т.п.).

В силу п. 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2, увольнение работника за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, а также за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей является мерой дисциплинарного взыскания, в связи с чем работодателем должен быть соблюден установленный ст. 193 ТК РФ порядок применения дисциплинарного взыскания.

Таким образом, в силу приведенных выше норм трудового законодательства, дисциплинарное взыскание может быть применено к работнику за нарушение им трудовой дисциплины, то есть за дисциплинарный проступок.

Дисциплинарным проступком является виновное, противоправное неисполнение или ненадлежащее исполнение работником возложенных на него трудовых обязанностей, в том числе нарушение должностных инструкций, положений, приказов работодателя.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение трудовых обязанностей признается виновным, если работник действовал умышленно или по неосторожности. Не может рассматриваться как должностной проступок неисполнение или ненадлежащее выполнение обязанностей по причинам, не зависящим от работника (например, из-за отсутствия необходимых материалов, нетрудоспособности).

Противоправность действий или бездействия работников означает, что они не соответствуют законам, иным нормативным правовым актам, в том числе положениям и уставам о дисциплине, должностным инструкциям.

Дисциплинарным проступком могут быть признаны только такие противоправные действия (бездействие) работника, которые непосредственно связаны с исполнением им трудовых обязанностей.

При этом право выбора конкретной меры дисциплинарного взыскания из числа предусмотренных законодательством принадлежит работодателю, который должен учитывать степень тяжести проступка, обстоятельства, при которых он совершен, предшествующее поведение работника.

Из материалов дела следует, что Соколов А.А. 21.08.2017 года принят на работу в ООО «ИДС Боржоми» на должность регионального менеджера по продажам в отдел региональных продаж Верхняя Волга на основании трудового договора . Должностные права и обязанности работника определяются должностной инструкцией (п.1.1. договора). Выполнение работником своих трудовых обязанностей связано с регулярными поездками в пределах г. Ярославль и Ярославской области, г. Кострома и Костромской области, г. Вологда и Вологодской области, г. Иваново и Ивановской области, г. Тверь и Тверской области, г. Владимир и Владимирской области, в связи с чем не создается стационарное рабочее место.

Согласно п. 7.2 трудового договора работник обязан добросовестно выполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором и описанные в должностной инструкции, выполнять установленные нормы труда, соблюдать правила внутреннего распорядка, локальные нормативные акты, установленные работодателем, выполнять указания руководства компании.

30.11.2017 года истец переведен на должность регионального менеджера по развитию продаж в канале современная торговля в отдел развития региональных продаж в канале современная торговля Верхняя Волга с 01.12.2017 года, на основании дополнительного соглашения от 30.11.2017 года, приказа ООО «ИДС Боржоми» от 30.11.2017 года.

Приказом -к от 16.10.2018 года к истцу применено дисциплинарное взыскание в виде выговора за неисполнение Соколовым А.А. должностных обязанностей: не выставление задач подчиненным сотрудникам, отсутствие контроля за их выполнением, отсутствие организации и не постановку задач на сентябрь 2018 года, отсутствие контроля и организации работы с ключевыми клиентами.

Не согласившись с приказом о применении дисциплинарного взыскания, истец обжаловал его в судебном порядке.

Решением Свердловского районного суда г. Костромы от 20.03.2019 года Соколову А.А. отказано в удовлетворении исковых требований об отмене приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности. Апелляционным определением Костромского областного суда от 26.06.2019 года решение Свердловского районного суда г. Костромы от 20.03.2019 года оставлено без изменения.

Приказом ООО «ИДС Боржоми» от 08.04.2019 года -к за неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, а именно: опоздание на работу 29.03.2019 года на 2 часа 10 минут во время командировки в г. Москву, ввиду наличия ранее примененного дисциплинарного взыскания (приказ -к от 16.10.2018 года) к Соколову А.А. применено дисциплинарное взыскание в виде увольнения по пункту 5 части первой статьи 81 Трудового кодекса РФ, трудовой договор с ним расторгнут 09.04.2019 года.

Приказом ООО «ИДС Боржоми» от 08.04.2019 года -л/с прекращено действие трудового договора от 21.08.2017 года, Соколов А.А. уволен с 09.04.2019 года.

Из материалов дела следует, что основанием для привлечения истца к дисциплинарной ответственности послужило его опоздание 29.03.2019 года на 2 часа 10 минут.

Согласно п. 3.2. трудового договора, время начала и окончания рабочего дня, его продолжительность установлены в Правилах внутреннего трудового распорядка.

Согласно п. 2.1. Правил внутреннего трудового распорядка ООО «ИДС Боржоми», утвержденных 01.11.2012 года, время начала работы: 9.00.

Опозданием считается приход на работу с задержкой более 5 (пяти) минут с начала рабочего дня без уважительной причины. Опозданием на работу не считается, в том числе: согласованное в установленном порядке с непосредственным руководителем приход на работу позже установленного времени (п. 2.3. Правил внутреннего трудового распорядка).

В силу положений п. 19 Положения о служебных командировках, утвержденных приказом ООО «ИДС Боржоми»  от 12.01.2015 года, на работника, находящегося в командировке, распространяется режим рабочего времени и правила распорядка предприятия, учреждения, организации, на которое он командирован.

Приказом от 28.03.2019 года -ком Соколов А.А. направлен в командировку на 3 дня с 28.03.2019 года по 30.03.2019 года в г. Москва ООО «ИДС Боржоми».

Из электронного билета РЖД  следует, что истец прибыл в г. Москва 29.03.2019 года в 05.43., соответственно у него была фактическая возможность явиться в офис ответчика к началу рабочего дня, установленному Правилами внутреннего трудового распорядка. Материалами дела подтверждается, что в офис ООО «ИДС Боржоми» истец явился к 11.11.

Как следует из письменных объяснений Соколова А.А., затребованных работодателем по факту опоздания 29.03.2019 года, на место командировки он прибыл в 5 часов 43 минуты. После прибытия в связи с разъездным характером работы и отсутствием постоянного рабочего места в г. Москва готовился к проведению совещания, собирал аналитическую информацию. Непосредственно к месту проведения совещания прибыл к 11 часам, так как проведение совещания планировалось после обеда (л.д. 135).

Доказательств, подтверждающих, что непосредственный руководитель истца - Булдакова Е.В. согласовала возможность прихода истца в офис ответчика 29.03.2019 года в иное время, материалы дела не содержат. Отсутствуют в материалах дела также доказательства того, что работодатель поручал истцу 29.03.2019 года сбор аналитической информации в г. Москва вне офиса ООО «ИДС Боржоми».

Рабочее место - место, где работник должен находиться или куда ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя (ч. 6 ст. 209 Трудового кодекса РФ).

Таким образом, суд приходит к выводу, что истцом 29.03.2019 года без уважительной причины допущено опоздание на рабочее место – офис ООО «ИДС Боржоми», куда он должен был прибыть в соответствии с приказом о командировке, что обосновано расценено работодателем как дисциплинарный проступок.

Приказом от 04.04.2019 года -ком истец направлен в командировку в г. Москва ООО «ИДС Боржоми» сроком на 3 дня с 07.04.2019 года по 09.04.2019 года.

Согласно электронному билету РЖД , истец прибыл в г. Москву 08.04.2019 года в 05.43.

В 9.00 этого же дня истец прибыл в офис ООО «ИДС Боржоми», после чего согласовал с непосредственным руководителем Булдаковой Е.В. возможность отлучиться из офиса для приема пищи, что подтверждается перепиской по электронной почте, представленной в дело, и не оспаривается сторонами.

Как пояснял представитель истца в судебных заседаниях во время завтрака истец почувствовал ухудшение состояния здоровья, в связи с чем обратился в медицинский центр.

Согласно кассовому чеку, предоставленному представителем истца, истец 08.04.2019 года в 10.25 оплатил в ООО «КДЦ ОРИС» прием (консультацию) врача-терапевта.

Из медицинской карты, листка нетрудоспособности , выданного вышеуказанной организацией истцу, пояснений истца в судебном заседании, следует, что листок нетрудоспособности был открыт и выдан последнему 08.04.2019 года при посещении ООО «КДЦ ОРИС» и был при нем после возвращения в офис ООО «ИДС Боржоми».

Несмотря на освобождение от работы по заключению врача-терапевта, указанному в листе нетрудоспособности , истец явился после посещения медицинского учреждения ООО «КДЦ «ОРИС» на совещание в офис ответчика к 11.00. В последующем в течение рабочего дня 08.04.2019 года исполнял трудовые обязанности в офисе ООО «ИДС Боржоми», участвовал в отчетных мероприятиях с руководителем.

Согласно п. 6.1. трудового договора, в случае если работник не может по состоянию здоровья и иным уважительным причинам присутствовать на работе или не может вовремя приступить к работе, он обязан не позднее 10 часов утра дня невыхода на работу поставить в известность об этом своего непосредственного руководителя.

Как следует из п.п. 23,24 Положения о служебных командировках, утвержденных приказом ООО «ИДС Боржоми» от 12.01.2015 года  в случае наступления в период командировки временной нетрудоспособности работник обязан незамедлительно уведомить о таких обстоятельствах должностное лицо, принявшее решение о его командировании. Временная нетрудоспособность командированного работника, а также невозможность по состоянию здоровья вернуться к месту постоянного жительства подлежат удостоверению надлежаще оформленными документами соответствующих государственных (муниципальных) либо иных медицинских учреждений, имеющих лицензию (сертификацию) на оказание медицинских услуг.

В соответствии с п. 2.5. Правил внутреннего трудового распорядка Ответчика, в случае, если работник заболел или имеется иная причина, по которой он не может выполнять служебные обязанности, работник обязан обеспечить в течение 1 рабочего дня уведомление об этом своего непосредственного руководителя. В случае болезни от работника требуется письменное подтверждение временной нетрудоспособности (больничный лист).

В этот же день работодателем истцу вручены оспариваемые приказы о привлечении к дисциплинарной ответственности и прекращении трудового договора (л.д. 96, 138-139). На приказах истец сделал надписи о том, что считает их незаконными. Плохо себя чувствует. Болеет. Поставлена дата и время 08.04.2019 года 16 часов 21 минута. Записи о нахождении истца на листке нетрудоспособности приказы не содержат.

Получив листок нетрудоспособности утром 08.04.2019 года, до прихода в офис работодателя, вопреки прямым указаниям п. 2.5. Правил внутреннего трудового распорядка, п.п. 23,24 Положения о служебных командировках по возвращении в офис работодателя, а также во время вынесения приказов о применении к нему дисциплинарного взыскания и прекращении (расторжении) с ним трудового договора, истец в адрес ООО «ИДС Боржоми» и уполномоченных сотрудников данный листок нетрудоспособности не предъявил и не сообщил, что у него открыт листок нетрудоспособности.

Доказательств обратного материалы дела не содержат. Суд критически относится к пояснениям истца в судебном заседании о предъявлении 08.04.2019 года листка нетрудоспособности Булдаковой Е.В. Указанные пояснения истца опровергаются свидетельскими показаниями непосредственного руководителя истца Булдаковой Е.В., начальника отдела кадров Владимировой И.В.

Как пояснила суду свидетель Владимирова И.В. у работодателя отсутствовала возможность проверить информацию истца о возможной болезни, поскольку неизвестно было в какое медицинское учреждение мог обратиться истец.

Доводы стороны истца о том, что сделав запись на приказах о своей болезни, истец исполнил обязанность по извещению работодателя, являются ошибочными, локальными правовыми актами ответчика установлена обязанность работника предъявить работодателю листок нетрудоспособности и такая возможность у истца имелась. Не представление листка нетрудоспособности в рассматриваемой ситуации свидетельствует о недобросовестном поведении истца.

В соответствии с п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», при рассмотрении дел о восстановлении на работе следует иметь в виду, что при реализации гарантий, предоставляемых Кодексом работникам в случае расторжения с ними трудового договора, должен соблюдаться общеправовой принцип недопустимости злоупотребления правом, в том числе и со стороны работников. В частности, недопустимо сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что он является членом профессионального союза или руководителем (его заместителем) выборного коллегиального органа первичной профсоюзной организации, выборного коллегиального органа профсоюзной организации структурного подразделения организации (не ниже цехового и приравненного к нему), не освобожденным от основной работы, когда решение вопроса об увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации либо соответственно с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта злоупотребления работником правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника.

Учитывая установленные по делу обстоятельства, суд приходит к выводу о том, что со стороны истца имело место злоупотребление правом, выразившееся в несообщении работодателю о нахождении на листке нетрудоспособности и в непредставлении листка нетрудоспособности.

При этом, суд обращает внимание, что в данном случае бремя доказывания отсутствия признаков злоупотребления правом со стороны работника возложено на истца, однако, таких доказательств со стороны Соколова А.А. представлено не было.

Таким образом, у работодателя имелись основания для увольнения истца с работы по п. 5 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст.ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Исковые требования Соколова ФИО11 к ООО «ИДС Боржоми» о признании незаконными приказов о привлечении к дисциплинарной ответственности, прекращении трудового договора, восстановлении на работе, взыскании компенсации за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Костромской областной суд через Свердловский районный суд города Костромы в течение месяца с момента изготовления решения в окончательной форме.

Судья А.В. Ивкова