Такое важное уточнение прозвучало в обзоре судебной практики по делам о защите чести и достоинства. Документ утвержден президиумом Верховного суда.

Документ особо оговаривает, что "критика деятельности лиц, осуществляющих публичные функции, допустима в более широких пределах, чем в отношении частных лиц".

Например, в одном из регионов депутат с трибуны раскритиковал губернатора и потребовал его отставки. В ответ чиновник подал иск в суд, заявляя, что народный избранник намеренно хотел его опорочить.

Нижестоящие инстанции поддержали губернатора, признав несоответствующими действительности такие фразы, как "жирующий банк при поддержке губернатора берет в залог не только предприятия", "человек без управленческого опыта, не знающий основ хозяйственной деятельности и социальных отношений" и некоторые другие.

Однако, хотя слова прозвучали категорично, это все-таки мнение. Оно может быть правильным или неправильным. Как проверить, жирует банк или не жирует? Знает губернатор основы хозяйственной деятельности или плавает в них? Здесь твердых критериев нет, а потому можно спорить вечно.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ отменила решения нижестоящих инстанций. А в своем определении пояснила, мол, когда люди спорят, это и есть демократия.

"Свобода слова охватывает не только "информацию" или "идеи", которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство", - процитировал Верховный суд европейскую конвенцию по правам человека.