Поводом к обращению в высшую юридическую инстанцию страны послужила сделка с недвижимостью. В материалах дела указано, что вместе с законным мужем Воробьева приобрела в собственность квартиру, а позднее подарила треть этой квартиры их общему сыну. Нотариальное согласие супруга на совершение сделки получено не было, и когда супруги Воробьевы решили разводиться, муж оспорил решение жены в судебном порядке. Результат предсказуемо оказался в его пользу - денежная компенсация соразмерно доле в общем имуществе супругов, но бывшая жена не смирилась.

По мнению заявительницы, в данном случае статья 35 Семейного кодекса РФ, которая обязывает ее получить согласие супруга на распоряжение общим имуществом, нарушает сразу несколько статей Конституции РФ, в том числе закрепленное в ней право частной собственности, охраняемое законом. Однако судьи, рассмотрев все обстоятельства дела, пришли к иному выводу.

В определении КС РФ, в частности, сказано, что оспоренная статья Семейного кодекса как раз и конкретизирует положения статьи 35 Конституции РФ о праве частной собственности, поскольку направлена в том числе на "обеспечение баланса имущественных интересов как членов семьи, так и иных участников гражданского оборота и не может расцениваться как нарушающая конституционные права граждан". Семейный кодекс также предусматривает, что имущественные права членов семьи регулируются гражданским законодательством, а статья 253 ГК РФ гласит, что "распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка". Соответственно, если согласие не было получено, сделка может быть признана недействительной.

Таким образом, оспариваемый пункт 3 статьи 35 Семейного кодекса РФ сам по себе не препятствует распоряжению в установленном законом порядке общим имуществом, приобретенным супругами в период брака, после его расторжения и до раздела данного имущества, а потому не может расцениваться как нарушающий конституционные права заявительницы, - посчитали судьи КС РФ.